Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

(no subject)

прочел тут в эстонском "почтальоне" - "
Postimees на русском языке:


"Тайна ресторана «Виктория»"

9. Апрель 2015 10:15

Не случайно именно в этом заведении группе бывших работников «Двигателя» 3 апреля вручались знаки отличия «Ветеран атомной энергетики и промышленности»: здесь был один из цехов, работавший для этой отрасли. Впрочем, почему был? Да, завода давно нет, но та же продукция производится здесь и сейчас. За стенкой...

Таллиннский союзный завод «Двигатель» входил в систему Министерства среднего машиностроения СССР – гигантского ведомства, объединявшего целый ряд отраслей: от горнодобывающей промышленности до атомной энергетики.

Принял упрек на себя

После развала Союза министерство было упразднено, его функции в России выполняют другие структуры, в том числе госкорпорация «Росатом». Она и учредила в 2012 году Знак отличия «Ветеран атомной энергетики и промышленности».

На церемонии в ресторане «Виктория» нагрудные знаки и удостоверения к ним получили 44 двигателевца, имеющих, в соответствии с положением о награде, стаж работы на заводе до 1991 года не менее 20 или 25 лет – для женщин и мужчин соответственно.

Работавших на «Двигателе» людей, которые имеют право претендовать на Знак отличия, конечно, намного больше, чем получивших награду в этот день. Как рассказал бывший главный технолог и заместитель директора «Двигателя», ныне председатель Совета ветеранов завода Владимир Руденя, сейчас в Москве находятся на рассмотрении документы еще примерно на такое же число людей. Всего же он намерен охватить еще человек 150-200. Хотя теоретически их могло бы быть еще больше.

«Собрать и представить необходимые документы люди должны сами, но многие действительно заслуженные наши бывшие работники пассивны в этом отношении, приходится их тормошить», – посетовал Руденя.

«Некоторое время назад до меня дошли упреки, что вот, мол, завод развалился, люди забыты-заброшены, а начальству все равно, – пояснил свою инициативу Владимир Матвеевич. – Поскольку из старой команды начальников я в Таллинне остался один, то упреки эти принял на себя, тем более что занимал еще и выборную общественную должность председателя Совета трудовых коллективов, а выбрали меня на нее, между прочим, в конкуренции с директором».

По мнению Рудени, две сотни обладателей профессионального Знака отличия смогут образовать солидное гражданское объединение, которое могло бы участвовать в общественной жизни Эстонии.

Сложный случай

Награждение бывших работников «Двигателя» – не единственное дело, которое взял на себя председатель Совета ветеранов и его помощники.

«Люди вообще нуждаются в заботе и внимании, – заметил Руденя. – Безусловно, каждому человеку будет приятно, если коллеги поздравят его с юбилеем или, например, пригласят принять участие в коллективном культпоходе на концерт или кинофильм. Всем этим мы будем заниматься. Недавно я предложил нашим товарищам собраться в этом же помещении просто так, без повода. Откликнулись триста человек».

Вот и в этот день пришло минимум вдвое больше людей, чем значилось в списке награжденных. «А я имею право на этот Знак, если работала в заводской поликлинике? Стаж – 26 лет», – спросила у Рудени одна женщина. «Да, конечно, – ответил он. – Работники заводских детских садов, Дома культуры – все они тоже могут претендовать на эту награду. Кстати, сегодня мы вручили Знак отличия бывшему директору нашего ДК «Маяк».

Сложнее ситуация оказалась у Вячеслава Ивановича Афанасова.

«Я трудился на заводе с 1962 до 1985 года, прошел путь от ученика слесаря до бригадира и слесаря 5-го разряда, был победителем конкурсов профмастерства, ибо руки растут из правильного места, потому и позвали мастером в профтехучилище», – объяснил мужчина, преподававший в этом училище, ныне Ласнамяэском механическом, до выхода на заслуженный отдых два года назад.

«85 минус 62 – получается 23, – подсчитал Руденя. – Маловато вроде». Вячеслав Иванович подчеркнул, что с завода он ушел в училище, которое готовило рабочие кадры для «Двигателя». «Сложный случай, не могу пока ничего сказать, будем разбираться», – пообещал Владимир Матвеевич.

Между тем бывший слесарь добавил еще один аргумент в свою пользу: и отец, и мать, и брат, и сестра – вся семья работала на заводе! И если, мол, посчитать общий семейный стаж... «Да вот и Профессор подтвердит», – кивнул он на подошедшего молодого человека в очках. «Это вы меня звали Профессором, а в эстонской среде зовут Академиком. Повысили!» – смеясь, отозвался тот.

«Виктор, выручай!»

Виктор Сенин – автор, по его словам, сорока рационализаторских предложений, так что прозвище у него вполне заслуженное. Своих старших товарищей по заводу Виктор Сенин принимал на правах хозяина ресторана. Это здание хорошо известно ему и в прежнем качестве. «Я работал инженером в другом цехе, а после трагедии Чернобыля перед «Двигателем» была поставлена задача – освоить производство аэрозольных фильт-

ров нового поколения. И меня перевели как раз сюда, где мы их и производили. С задачей справились, хотели развиваться дальше – но тут все рухнуло. Впрочем, не совсем все...»

Что он имеет в виду? Оказывается, те же фильтры делают здесь и сейчас. Из всего перечня изделий, производившихся на «Двигателе», аэрозольные фильтры остались единственной действующей позицией. Правда, выпускают их под маркой уже не «Двигателя», а фирмы Ekast.

Где же именно их делают? «Там, за стенкой, имеется производственный участок, – кивнул Виктор Сенин. – Конечно, объемы уже не те, работаем под конкретные заказы, но они поступают – из России, Литвы, Грузии... До прошлого года плотно работали и с Украиной».

А иногда, по словам Виктора, поступают не заказы, а мольбы выручить в чрезвычайной ситуации.

«Как-то мой конкурент поставил фильтры на Курскую атомную станцию, а там допустили ошибку, фильтры вышли из строя, и станция осталась без защиты. И тогда позвонили мне: «Виктор, выручай!» А в это время на Смоленскую АЭС как раз шли два вагона с нашими фильтрами. Я объяснил партнерам ситуацию, они отнеслись с пониманием, как это и принято у нас, атомщиков, ведь безопасность – превыше всего. Железнодорожники тоже действовали четко, и вагоны с полпути развернули в сторону Курска...»

И это не единственный подобный эпизод. «Так что, хотя завода уже нет, а продукция его до сих пор востребована», – говорит Виктор Сенин.
Postimees.ru»Газета Pluss
Письмо редакторуРаспечатать статью
Андрей БабинАвтор: Андрей Бабин
журналист

мне понравилось что Атомпром России заботится о своих хоть и бывших, но коллегах. а вот вторая часть статьи вызвала ряд вопросов:
самый главный из которых -как это Эстония наплеваd на санкции ЕЭС против России - поддерживает Российский Атомпром поставкой защитной техники?
погуглив тут в инете обнаружил , что, оказывается производство аэрозольных фильтров должно контролироваться инспекцией атомэнергонадзора россии, на что выдаётся соответствующее свидетельств да и изделия должны проверяться инспекцией ,
(http://www.ohranatruda.ru/ot_biblio/normativ/data_normativ/7/7809/index.php) в перечне предприятий завод "двигатель" - обозначатся условным п/я в-8817; как это делается в режиме санкций и за какой стеной ресторана, не очень то понятно, правда в жизни всё бывает. понятно только, что
если фильтры не проверяется атомэнергонадзором - и действительно установлены на защитных сооружениях литвы, смоленска и курска - то выполняют ли они свои защитные функции должным образом , и в случае аварии радиация не будет выброшена в атмосферу?

интересно также , а куряне и смоленчане в курсе, что они там ставят на защиту?
кстати, от смоленска до москвы всего 400 км.